Украина – это самолет с бестолковой командой – Кость Бондаренко

Кость Бондаренко

Кость Бондаренко

Бывший посол Великобритании в Украине, перед отъездом на Родину, в узком кругу лиц пошутил: “Украина напоминает шмеля. У шмелей – массивное тело, маленькие крылья.”  С момента, когда было сказано эти слова, прошло полтора десятка лет. И если бы мне сейчас пришлось общаться с господином послом, я бы предложил ему другую метафору, которая бы характеризовала современную Украину. Представьте себе самолет, при строительстве которого использованы фюзеляж от Боинга и двигатель от Ту-134. При этом самолет явно собранный из двух частей, которые склепано как попало.

Команда самолета сорится между собой и только страх перед командиром помогает сохранять дисциплину. Проблема не куда лететь, а на каком языке подавать команды. Количество проводников, стюардов и стюардесс превышает все возможные нормы.

Пассажирам продают билеты не у кассы, а непосредственно у трапа и даже в салоне. При этом никто никому не гарантирует ни комфорта, ни сохранности багажа. Правда, непосредственно в салоне происходит торговля местами – без контроля экипажа и без всякой логики: каждое место продано по несколько раз, все это вызывает хаос и ссоры.

Баки самолета – почти пустые, но это мало кого волнует. Диспетчеры плюнули на попытки как-то повлиять на процесс и занялись другими самолетами. Командир не знает, куда лететь – тем более, что на востоке – гроза, на западе – штормовое предупреждение. Но лететь надо. Самолет никак не может подняться в воздух уже более двадцати лет – команды сменяют друг друга, но это мало на что влияет. Бывшая команда самолета оккупировала взлетно полосу и размахивает флагами и транспарантами, требуя оппонентов – допустить их в кабину пилота (в большинстве из них специальной подготовки нет, в конце концов, их мало волнует – у тех, кто сейчас находится в кабине, этой подготовки тоже нет).

Одну из бортпроводниц закрыли в туалете – чтобы не мешала своими советами. Те, кто митингуют у шасси самолета, пытаются перекликаться с ней через иллюминатор. Рядом идут на взлет и посадку иностранные самолеты. В принципе, пассажирам нашего самолета предлагают купить билеты на другие рейсы – что они и делают, устав ждать, когда взлетит их самолет.

Капитану и команде предлагают подписаться под международными обязательствами, присоединиться к конвенциям – и тогда самолет и заправлять, и укажут правильный маршрут. Да еще и помогут отремонтировать (хотя скептики говорят, что ремонтировать нечего – надо менять и самолет, и искать совершенно новую команду – ибо , стоящих под шасси с флагами и транспарантами так же не способны управлять самолетом).

Среди пассажиров уже распространяются нездоровые разговоры. Кто-то предлагает дружно обратиться к “Аэрофлоту” и пересесть на его самолеты. Кто-то говорит о необходимости принять условия “Люфтганзы” и подписать с ней контракт. И те, и другие убеждают друг друга в том, что эти пути – губительны для самолета, потому одной кампании этот самолет не нужен и его разберут на металлолом. Наиболее горячие головы предлагали разделить самолет на два небольших самолета или на десяток совсем мелких вертолетов – и выбираться из этого аэродрома по одному в разных направлениях.

Когда под самолетом проходил шланг, через который заправлялись другие самолеты. И это давало нашем самолете большие преференции – мы могли время от времени наезжать своими шасси на шланг и перекрывать доступ горючего. Наконец, руководству аэропорта это надоело и они начали прокладывать другие шланги. Тем более, что шланг под нашим самолетом протерся и прохудился. Тогда наша команда самолета начала предлагать другим авиакомпаниям любой ценой совместно отремонтировать шланг и снизить цены на топливо. Единственное, чем могла утешать себя команда нашего самолета, так это то, что самолет был настолько смешной, а пассажиры – настолько странные и бедные, что никаким террористам в мире не пришло бы в голову захватывать этот самолет и брать пассажиров в заложники. Иначе бы весь мир смеялся бы над этими террористами.

А вокруг аэродрома были поля, где обычные люди молча смотрели на команду самолета и на людей, копошились у шасси с флагами и лозунгами. Сначала смотрели с интересом, потом – с надеждой (может, все-таки взлетит?). Начали делать ставки – кто кого? Потом – со злостью. А дальше махнули рукой и начали смотреть как на местных сумасшедших. Ни команда, ни ее оппоненты, ни пассажиры людей больше не интересовали. У них была своя работа. Единственное, что беспокоило отныне человека – это то, что под самолетом и под взлетной полосой было так много земли, которую можно было использовать под картофель и помидоры. А она зря простаивала и пропадала. Тем более, что на дворе стояла весна.

А у обычных людей не было ни желания, ни денег, чтобы лететь на Запад, или на Восток. Им надо было думать о том, чем прокормить детей следующей зимой. В отличие от тех, кто был в самолете и вокруг него, они должны были думать о будущем, потому что в самолете время остановилось вместе с другими приборами – включая компас.

2 Replies to "Украина - это самолет с бестолковой командой - Кость Бондаренко"

  • MassimoUA 16.04.2013 (18:27)

    Очень удачное сравнение, мне понравилось, со всем согласен.

  • Taras 17.04.2013 (10:19)

    Ой, как же красиво написано! Безумно понравилось, удачная метафора.